Осенний Gruß

Назад

Преподаватель немецкого языка Асель Манабаева — о сердечной любви к истории и традициям Германии, душевной симпатии к осени и пламенном пиетете к языку Гёте и Шиллера.

Сентябрь — недопетый мотив лета. Днём солнечно и жарко, хотя в воздухе уже ощущается извечная и таинственная осенняя хандра. А ночами, ещё не измученными дефицитом тепла, торжествуют зябкая прохлада, сырость и бездонные туманы…

Осень — своеобразная точка невозврата, ну и, конечно, пора практически медитативных откровений. В ней переплетены роскошь золотой листвы вперемешку с дождём, под которым обязательно важно научиться танцевать; фонтанирующий пивом и весельем праздничный Октоберфест (Oktoberfest); набившие оскомину обманчивые мосты мнений и иллюзий, о коих любил рассуждать в своё время Карл Густав Юнг…

«Листва на землю падает, летит, точь-в-точь на небе время листопада, так падает, ропща среди распада; и падает из звёздного каскада отяжелевшая земля, как в скит. Мы падаем. И строчки на листы. Не узнаю тебя среди смещенья. И всё же некто есть, кто все паденья веками держит бережно в горсти», — моё любимое стихотворение Райнера Марии Рильке, улыбаясь, рассказывает Асель Манабаева, преподаватель немецкого языка при ПООН «Возрождение» с. Железинка Павлодарской области. — По дороге под названием жизнь стихи часто помогают, лечат, спасают, вдохновляют. Бывает, романтика нечаянно нагрянет — часто именно осенью наступает такой момент — возьмёшь с книжной полки поэтический сборник и читаешь…

Осень — как много и как мало в этом слове!.. Отливающий желтизной Берлин с шумной Александерплац, невероятными колоннами Бранденбургских ворот и каскадом старинных улочек; завораживающий Кёльнский собор, устремлённый пиками в хмурое и ветреное «расколотое небо», как в романе «Der geteilte Himmel» Кристы Вольф (Christa Wolf); непостижимый и спокойный северный Рюген, покрытый туманом и паутиной древних священных камней. Словом, идеальная история по Тилю Швайгеру: полностью захватывает, вырывает из реальной жизни и направляет дальше по жизненному сюжету, пряча от глаз людей невидимую тайную суть вещей. Гурманство чистейшей воды.

— Осень для моей души — милейшее время года, состояние гармонии с природой и волшебные воспоминания: вообще, сентябрь и октябрь — прекрасное время для посещения Германии, — продолжает беседу Асель Манабаева. — Потому что нельзя сбрасывать со счетов погоду: осенью уже не жарко, но и не холодно. Воздух более свеж и чист, вокруг — чудесное буйство осенних красок, а города, словно разрисованные природой граффити… «Давно не даёт покоя мне сказка старых времён. Прохладой сумерки веют, и Рейна тих простор. В вечерних лучах алеют вершины дальних гор…». Божественное стихотворение Генриха Гейне (Heinrich Heine).

«Вдали от дома ничто не утешает так, как книга», — утверждает немецкая писательница Корнелия Функе (Cornelia Funke) в своем самом известном романе «Чернильное сердце», — говорю я.

— Абсолютно верно, — тут же подхватывает Асель Дюсеновна. — Однако книги никогда не заменят живого общения. Ведь жизнь — это постоянное движение, дорога вперёд, путешествие. Думаю, не стоит оставлять этот факт без внимания. А любое путешествие — это замечательный шанс выучить язык, поучаствовать в культурном обмене, завести новых друзей.

— Вы владеете немецким в совершенстве. Откуда в Вас такая страсть к языку Шиллера и Гёте?

— С детства. В школе обожала уроки немецкого языка, от произношения немецких слов приходила в восторг. Затем поступила в государственный педагогический колледж им. Б.Ахметова на специальность «Иностранный язык», квалификация «Учитель немецкого языка основной школы». После окончила Павлодарский государственный педагогический институт по специальности «Иностранный язык»: два иностранных языка, квалификация «Учитель немецкого языка». С 2002 по 2008 годы преподавала немецкий язык в Железинской ОСШ№2. По программе культурного обмена год жила в Германии. Работала гувернанткой в семье, кстати, у замечательных людей. Общались, естественно, мы только на немецком языке. Я водила детей в детский сад, смотрела за ними… Кроме этого посещала вечерние курсы немецкого и английского языков.

— На сегодняшний день Вы преподаете немецкий язык лишь на курсах при ПООН «Возрождение»?

— Да. Из школы пришлось уволиться. Не по своей прихоти — там уже не было часов для преподавания немецкого языка. В соседних школах тоже. Все происходило по принципу домино. Видимо, кто-то посчитал, что знать язык Гёте и Шиллера, язык с богатейшей историей и самый главный в Европе, а также обучать ему нерентабельно и неактуально. Между прочим, об этот хладнокровный и странный вердикт до сих пор разбивается любая логика… В итоге я, как и многие другие педагоги, осталась без работы. Прошла испытание гневом, отчаянием и равнодушием — это нелегкие и тяжкие цепи. Вынуждена была переквалифицироваться… На сегодняшний день отсутствие немецкого языка как предмета в школах — практически повсеместное явление. И, честно говоря, эти мотивы мне непонятны.

— Иоганн Вольфганг Гете в произведении «Фауст» сказал буквально следующее: «Ты — то, что представляешь ты собою…». Не более и не менее. Так ли это, на Ваш взгляд?

— Скорее всего, так. В этом и внутренняя драма. Худшая ложь — это ложь самому себе. Я — убежденный противник показных условностей.

— «Держи время! Стереги его любой час, любую минуту. Без надзора оно ускользнет, словно ящерица», — писал Томас Манн. Что Вы об этом думаете?

— Определенная часть правды в его словах однозначно присутствует. Хотя зачастую кажется, что время — нечто, не зависящее от нас. Немного отвлеченных рассуждений: если, к примеру, научиться управлять собственной жизнью, то она перестанет быть восприятием случайных событий. А значит, и время тоже будет подвластно человеку… Одно могу сказать точно: жизнь, как и осень, слишком коротка, чтобы тратить её на плохое настроение. Это прописная истина.

Марина Ангальдт

Поделиться ссылкой:

x

    X