Роковое двадцать восьмое

Назад

Это мракобесие было похлеще голодных и кровожадных 1930-х годов. Хотя, как и тогда, в начале 40-х, немецкое население также опухало от голода, истощения, поедало отбросы и трупы умерших больных животных…

Издалека долго течет река Волга, течет река Волга — конца и края нет… «Saratov krai» с невысокими холмами, широкими полями и ковыльными степями. Бескрайние живописные берега матушки Волги, вдоль которых ещё 80-90 лет назад тянулись немецкие поселения, богатые не только ухоженными садами и огородами. Колонисты основали там фабрики и заводы, открыли мастерские, школы, магазины. В Поволжье процветали животноводство и аграрное дело (крестьяне выращивали даже табак — в 1828 в Саратове была открыта табачная фабрика), народные промыслы, кузнечное и столярное ремёсла. Каждое воскресенье немцы исправно посещали церковь…

Но всё это переменилось в одночасье — в роковой двадцать восьмой день августа 1941 года. Тогда, за трое суток до осени, Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Словно бессловесных животных, людей загнали в вагоны для перевозки скота и отправили в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию. Автономная Республика немцев Поволжья (Autonome Sozialistische Sowjetrepublik der Wolgadeutschen) была ликвидирована, при этом массовая высылка населения стала своеобразным наказанием или карательной мерой — называйте как хотите.

— Двадцать шестого августа 1941-го на территорию республики ввели войска НКВД. Волжским немцам дали сутки на сборы. Переселение практически полумиллиона человек носило ярко выраженный политический характер, — напомнила Ольга Литневская, заместитель председателя Павлодарского областного общества немцев «Возрождение». — К процессу депортации волжско-немецких колоний примкнули и другие территории, где проживали российские немцы: Прибалтика, Грузия, Крым, Украина…

В конце сентября-начале октября 1941 года с фронта были отозваны тысячи военнослужащих немецкой национальности. Многих из них отправили вслед за роднёй, а после — сослали в лагеря, называемые трудармией. Всего же за годы войны лишили имущества и переселили на чужбину практически 950 тысяч российских немцев. Это мракобесие было похлеще голодных и кровожадных 1930-х годов. Хотя, как и тогда, в начале 40-х, немецкое население также опухало от голода, истощения, поедало отбросы и трупы умерших больных животных… Так называемая «немецкая операция» 1937-1938 годов была лишь просто расширена.

Сумели ли российские немцы возвратиться домой в прежнем количестве? Естественно, нет. Вернулись единицы. Долгое время им было запрещено выезжать за пределы территории, куда они были высланы.

…На прошлой неделе в Павлодарском регионе почтили память жертв августовской депортации 1941 года. В мероприятии приняли участие представители разных возрастов и сфер деятельности: ветераны общества, предприниматели, члены клуба немецкой молодежи, проектный персонал, представители Евангелическо-лютеранской церкви. В ходе прямого включения акции «Международная свеча памяти» Ольга Литневская сказала:

— Автор книги «Зона полного покоя» Герхард Вольтер говорил о том, что каждый третий от общего числа российских немцев погиб. Немецкий народ СССР потерял полмиллиона человек. Поэтому российским немцам, где бы они ни жили, просто необходима традиция вспоминать о тех, кто покоится в тайнах усыпальницах НКВД, о вдовах, осиротевших детях, несостоявшихся женах… За трудармейцев! — тост за наших дедов и бабушек, прошедших рабство ГУЛАГа, за отцов и матерей, босоногих и вечно голодных детей войны.

По мнению зампредседателя Павлодарского областного общества немцев «Возрождение», в ныне живущих и последующих поколениях должна сохраняться неумирающая память о великих делах и бедствиях народа. У российских немцев — это репрессии, депортация и трудармия.

— За трудармейцев! — именно об этом строчки самодеятельного поэта Альберта Шельгорна, — сказала Ольга Литневская и прочитала великолепное стихотворение, не оставившее никого равнодушным:

Вас тысячи гибли в холодных застенках,
И память об этом потомкам нужна.
Вы кровью своею писали на стенках
С немецким акцентом свои имена.
Никто на надгробьях не высечет списков,
Но главное — нам бы о том не забыть!
И память сынов будет вам обелиском
На ровных площадках безвестных могил.
И мы не забудем о тех лихолетьях,
И память о том нас тревожить должна.
И наши потомки, спустя хоть столетья,
Пусть выпьют бокал. Молча… Стоя… До дна!

На следующий день свечи памяти зажглись в Евангелическо-лютеранском приходе Павлодарской области, где состоялось молитвенное служение.

— Мы склонили головы, отдавая дань памяти всем прошедшим через депортацию, унижения, оскорбления, ограничения, трудлагеря, оказавшимся в земном «аду» и осознавшим, что неоткуда ждать помощи как только от Бога. «И воззовете ко Мне, и пойдете, и помолитесь Мне, и Я услышу вас», — отметила Ольга Литневская.

Акция памяти прошла и в селе Успенка Павлодарской области. На траурном мероприятии вспомнили о депортированных и погибших предках, отдав им дань памяти и уважения. Также упомянули и о жертвах репрессий 1930-х годов. Маргарита Лисицына, участница клуба «Basteln» при местном филиале немецкого Центра встреч, зачитала пронзительное стихотворение:

Колючий холод и колючий провод,
Колючий взгляд и страшный автомат…
И лай собак, и жуткий вечный голод,
И вышки с конвоями стоят…

— Двадцать восьмого августа 2021 года у памятника жертвам политических репрессий состоялась акция, организаторами которой выступили руководитель немецкого центра О.Ф. Сагайдак, руководитель отдела внутренней политики А.Т. Бижанова, а также сельчане, родные которых попали под жернова депортации: А.Н. Шкода , П.К. Пинк, Н.И .Вайгандт, А.В. Ви и другие., — рассказала Ульяна Конкина, руководитель кружка прикладного творчества «Basteln» при филиале немецкого Центра встреч в с.Успенка. — После минуты молчания была озвучена историческая и архивная информация о страшных событиях августа 1941 года. Затем прошло торжественное возложение цветов, после были произнесены пожелания мира, благополучия и толерантности всем людям на земле… Российские немцы — германоязычная диаспора — народ с трудовым и героическим прошлым, уникальными традициями, хозяйственным и культурным бытом, этническим самосознанием. Всё это необходимо помнить и беречь…

Марина Ангальдт

Поделиться ссылкой:

x

    X