Роза Шнайдер-Полякова: «Было многое, но я все преодолела, преодолеваю и сейчас»

Назад

Роза Петровна Шнайдер родилась в солнечном Тбилиси в 1936 году. Сегодня о том теплом времени напоминает лишь пожелтевшее свидетельство о рождении на грузинском языке да справка о реабилитации, выданная уже в 1993 году. О том, что она была незаконно выселена по национальным мотивам и состояла на спецучёте в органах МВД без права передвижения до декабря 1952 года.

Тяжёлая судьба не сломила Розу Петровну, она по-прежнему радуется жизни – улыбчивая и гостеприимная, с прекрасным чувством юмора. А ещё – её сад полон цветов. Только подводит здоровье, с годами все труднее справляться самой с домашними делами. Некогда активистка немецкого общества г. Шымкент и участница всех мероприятий, Роза Петровна уже не выходит из дома. Но благодаря родному «Возрождению» она не чувствует себя одинокой. Марина Зотова, помощник координатора по социальной работе общества немцев, – частый гость в её доме. Поможет и словом, и делом. А в случае необходимости принесёт продукты и лекарства, оформит документы.

– Даже розы мне пересадила в этом году, – не нарадуется на Марину Роза Петровна.

Да и сама Марина любит приходить к своей подопечной: «Она всегда такая позитивная, заряжает своей жизненной энергией. Никогда не жалуется, несмотря на возраст, занимается рукоделием, вышивает, вяжет. У неё такая тяжёлая судьба, что по ней уверенно можно книгу писать, она отражает судьбу всего нашего народа».

Рассказывая о детстве, Роза Петровна не сдерживает слёз:

– Мне было пять лет, когда нас депортировали из Грузии. В семье было шестеро детей, но выжила только я одна. По рассказам мамы знаю, что выселили нас в Голодную степь (от ред: пустыня в Средней Азии – Узбекистан, Южный Казахстан, Зафарабадский район Таджикистана), откуда мы пешком несколько сот километров добирались до Джамбула. Там устроились кое-как, в основном побирались. Я была настолько жалкой на вид, что сердобольные люди всегда старались мне помочь и накормить. Мама работала в колхозе. Когда я пошла в первый класс, её посадили. В то время уберечься от тюрьмы было сложно, сажали даже за самую малую провинность. Освободили маму только в 1953 году, но радоваться пришлось недолго. Практически сразу она погибла в автокатастрофе.

Роза Петровна закончила семь классов общеобразовательной школы. Всегда мечтала стать актрисой, так как любила выступать на сцене, была очень артистичной. Этот творческий задор промелькивает в ней и сегодня. Но в театральном «зарубили» на экзаменах, узнав, что немка.

– Расстроенная, я села в поезд, денег у меня не было, спряталась на багажной полке и так доехала до Чимкента, где и осталась. До сих пор помню – булочка стоила пять копеек, кушать хочется, а денег нет. Взяли только на хлопкочесальный комбинат. Сразу же на месяц попала на хлопок, а на работу пришло письмо из комендатуры. Пришлось возвращаться в Джамбул. Как же орал на меня комендант, угрожая тюрьмой!

Я слушала, слушала и говорю: «А что я сделала, чтобы меня в тюрьму, просто поехала на хлопок работать?» «Все немцы – шпионы», – сказал он тогда и выгнал меня. Я же вернулась в Чимкент, пообещав в комендатуре 25 числа каждого месяца приходить для отметки. Чувство ненависти к этому органу у меня сохранилось до сих пор.

Трудности меня никогда не пугали

– Бабушка, у которой я жила на квартире, как-то посоветовала мне: «Роза, иди-ка ты учиться на повара, хоть сытая всегда будешь». Так я окончила шестимесячные курсы поваров. Шёл 1955 год, и я, как и многие молодые люди, поехала покорять Целину. Много лет проработала в столовой. Было всякое в жизни, но я все преодолела, преодолеваю и сейчас. Трудности меня никогда не пугали.

Первый муж Розы Петровны трагически погиб: уехал в бурю спасать овец, машина заглохла, и он был вынужден возвращаться пешком. По дороге сбился с пути и замёрз. Осталась одна с дочерью на руках, вырастила, дала хорошее образование. С 1996 года Ирина Георгиевна Полякова, дочь Розы Петровны, преподаёт немецкий язык в обществе немцев «Возрождение». Её ценят, любят и уважают как коллеги, так и слушатели курсов.

– Я говорю на немецком языке, настаивала, чтобы и дочь выучила. Она окончила институт иностранных языков, – отмечает Роза Петровна. – Но мы с ней не разговариваем по-немецки – Ирина меня не понимает, так как я сохранила диалект.

– К сожалению, таких активистов как Роза Петровна, участников трагических для немецкого народа событий, среди нас осталось не так много, – говорит Иосиф Бахман, председатель Южно-Казахстанского общества немцев. Поэтому важно, чтобы их воспоминания, архивные материалы стали достоянием широкой общественности. Подрастающее поколение должно знать и помнить, через что пришлось пройти нашему этносу. А трудолюбие, самоотверженность и жизненный опыт этих стойких людей должны служить примером для многих.

Олеся Клименко

Поделиться ссылкой:

x

    X