Варежки

Назад

Этот странный мир: депортированная немка днём трудится на двух работах, а ночами вяжет из овечьей шерсти варежки на фронт.

Её старшая дочь Екатерина, сосланная в Пермь в трудовую армию, в это время в жесточайших условиях валит деревья и живёт в холодных бараках. Сын Давыд — также в рядах трудармейцев, но в Воркуте. Муж — в Свердловской области за колючей проволокой выполняет трудармейские нормы вопреки физической боли и издевательствам. Но в итоге не выдерживает ужасов каторги и умирает от воспаления лёгких в июле 1943-го. Младший сын Александр, окончивший до войны всего четыре класса немецкой школы, в свои 12-13 лет латает изношенную обувь односельчанам, пасёт скот, пашет поля и управляет трактором.

Тем не менее вязанье теплых варежек для советских солдат не прекращается. И однажды с передовой даже придет благодарственное письмо, в котором депортированной немке напишут «спасибо» за такие нужные посылки.

В ежовых рукавицах

Подобных историй о ссыльных и сильных тысячи. И за каждой из них скрывается своя драма, полная кошмаров, страхов и иногда нечеловеческих испытаний. Когда на чашах весов по разные стороны лежат добро и зло, свет и тьма, обида и прощение. А что в итоге перевесит — зависит лишь от тебя самого.

…Момент, когда по радио объявили о нападении нацистских войск, Александр Давыдович Шефер вспоминал довольно часто — тяжесть тех жутких ощущений раздирала его душу долгие годы. Однажды из чёрной тарелки уличного репродуктора донёсся громозвучный голос Левитана. Собравшиеся люди в оцепенении слушали. Война. Тогда ещё не все понимали, что это страшное слово ничего хорошего никому не сулит.

Спустя два месяца семейству Шефер сообщили о переселении. Отцу Александра — Давыду Карловичу — и его матери — Гермине Самойловне — дали указания сдать имущество и скот, собраться, покинуть родное село Емельяновка (оно находилось в Ершовском районе Саратовской области, — прим.) и отправиться на станцию Красный путь. Буквально сразу же стали прибывать вагоны с людьми из других областей, которые должны были заменить советских немцев на полях.

Из документа Железинского отдела облгосархива, 2008 год:

«По тем временам сельчане жили неплохо: трудились, получали зерно в трудодни от колхоза, держали личное подсобное хозяйство (корову, птицу, огород). Работали не только взрослые, но и дети. Начиная с первого класса Александр Шефер пропалывал поля, на хлебной ниве вырывал сорняки. Во время уборки собирал колоски, на редких сходах вырывал колосья и складывал их в копны. Трудились на току. Жизнь была размеренной, не голодной, из года в год улучшалась, но тут грянула война».

Емельяновка находилась на берегу Волги, была чистая, ухоженная и красивая. Покидать её никому не хотелось. Тем не менее, взрослые и дети покорно складывали в тюки всё необходимое, что могли увезти с собой. С указом Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» спорить было нельзя.

 

Председатель колхоза разрешил двенадцатилетнему Александру взять любимых лошадей, запрячь их и поехать вместе с родными на станцию. По прибытии туда долго ждали отправки: было неясно, когда именно начнётся посадка в теплушки. Едва рабочие зашевелились и стали делать в телячьих вагонах нары, Александр отцепил лошадей, попрощался с ними и, утирая рукавом глаза, отпустил обратно в село. Затем бегом помчался к эшелону. Погрузка людей шла полным ходом. Среди взволнованной, плачущей и причитающей толпы ему не сразу удалось отыскать родных. Через пару часов поезд был отправлен в Павлодар.

Ехали долго и трудно. После Урала, в Челябинске и Свердловске, длительное время стояли в тупиках — пропускали эшелоны с военной техникой и солдатами. Они шли один за другим на формирование в Новосибирск.
Из документа Железинского отдела облгосархива, 2008 год:

«В Павлодаре людей погрузили на речную баржу, и они прибыли в Железинку. Здесь уже их ждали подводы и брички — всех распределяли по селам. Шеферам подлежало ехать в колхоз Большевик… Там Александр трудился помощником сапожника: вся обувь была изношенная, латаная-перелатанная, и её хватало не надолго. Затем он пахал на полях, сеял, косил, пас скот. Матери Александра было трудно: она работала на двух работах, а по ночам вязала рукавицы на фронт. Из овечьей шерсти. За такие рукавицы ей даже прислали благодарственное письмо с фронта. Отца Александра в феврале 1942 года забрали в трудармию в Свердловскую область. Работал там в сырости и в холоде, простудился и умер от воспаления лёгких в июле 1943-го. Старшая сестра Александра Екатерина (1925 года рождения) тоже попала в трудармию в Пермь, трудилась на лесоповале. Брат Давыд был отправлен в Воркуту, на лесоповал, затем остался там, женился, работал портным. В 1954 году приехал в Железинку вместе с семьей».

Александру Давыдовичу повезло — от трудовой армии его спасла бронь, которая тогда выдавалась комбайнерам и трактористам. Тем не менее, с 1941 по 1956 годы он, как и все советские немцы, состоял на спецучете и имел право жить только там, где определила комендатура. До войны Александр Шефер успел окончить четыре класса немецкой школы. После уже в Казахстане получил образование водителя колёсных тракторов. За хорошую работу в 1951 году ему вручили от МТС благодарность и ценный на то время подарок — отрез ткани на брюки и пиджак…

Марина Ангальдт

Поделиться ссылкой:

x

    Яндекс.Метрика
    X